Общество

5016

Мусорные страсти по-речицки, или Как ссора Ивановича с Егоровной «довела» до вице-спикера

 +

Помните «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» Гоголя? Там один уважаемый человек, поддавшись эмоциям, назвал другого – не менее уважаемого – гусаком. Сосед обиделся, и пошло-поехало на долгие годы: обоюдное мелкое вредительство, судебные тяжбы, угрозы всему миру. И одна цель в жизни – победить соперника.

По очень похожему сценарию – но не книжному, а реальному – развивается ситуация между соседями одного из домов нашего города. Противостояние объявлено из-за мусорной площадки. В боевые действия вовлечены соседи, в том числе из близлежащего дома, райжилкомхоз, Госавтоинспекция, райисполком и даже вице-спикер парламента. Здесь можно поставить и многоточие, потому как в сражениях за победу над соседом как над врагом для наших героев все средства хороши.

Карикатура Анатолия ЩЕГОЛЕВА
Карикатура Анатолия ЩЁГОЛЕВА

Начнём, собственно, с того, что проблемы нет. В этом доме, как и во всех многоэтажках города, заварили мусоропроводы. Комфорта стало меньше, но дело благое: так в массы внедряется раздельный сбор мусора, чтобы отходы не бездумно выбрасывались и закапывались на полигонах, а сортировались и перерабатывались.

Город оперативно наполнился площадками для сбора мусора. Да, есть вопросы в плане эстетики, но опять же – дело благое. При выборе места для размещения площадки помимо соответствующих норм и правил учитывается и мнение жильцов. Где-то спокойно, где-то эмоционально, но вопрос этот благополучно решается, компромиссные варианты находятся. Но только не в нашем случае.  

Один уважаемый и очень принципиальный житель дома – назовём его Иваном Ивановичем – твёрдо убеждён, что мусорные контейнеры должны находиться рядом с домом, пусть даже под окнами (но не под своими, разумеется).

Второй уважаемый и не менее принципиальный житель – Елизавета Егоровна – подорвала сердце и здоровье, доказывая, что эстетика – прежде всего.

Возможность установить площадку на определённом удалении от окон или вовсе в стороне от дома есть. Но, увы, в соседях согласья нет. И на лад их дело не идёт.

Елизавета Егоровна просто на физическом уровне не может вынести даже мысли о том, что мусорный контейнер будет находиться в радиусе 150 метров от дома. Именно на таком расстоянии располагаются площадки для мусора соседних домов. «Мы живём в прекраснейшем месте Речицы», – хватаясь за сердце, убеждает женщина, попутно обещая для усиления привлекательности местности заложить кленовую аллею. Она пламенно произносит правильные речи про то, что «всё в наших руках, можно воплотить в жизнь любую идею, было бы желание», откровенно льстит: «Ну, ВЫ то понимаете». И аккуратно ведёт переписку с инстанциями, выступая, разумеется, не от себя лично, а от жильцов дома. Если напор не производит на собеседника впечатления, у Елизаветы Егоровны наготове обезоруживающие аргументы – слёзы.

Иван Иванович действует жёстче. На вербальном уровне он, не стесняясь в выражениях, задавит кого угодно, как танк. По всей видимости, в этом и кроется причина соседского конфликта. Но это половина беды. У Ивана Ивановича есть хобби, которому он предан беззаветно, – качать права. К примеру, на последнем приёме граждан у вице-спикера парламента Иван Иванович что-то около часа, а то и более рассказывал о том, как любит отдыхать в конкретном санатории, но то с «путёвочкой» не складывается, то номер ему предоставили двухместный. Действительно, это же безобразие: сосед ходит, дышит. А вдруг заговорит? Совсем ужас будет. Ходить, дышать и особенно говорить – привилегия только Ивана Ивановича. По всей видимости, в этом мужчина свято убеждён.

Хлопоча о «путёвочке», наш герой посетил все инстанции, дойдя до Администрации Президента. В процессе увлекательного вояжа сделал вывод: девяносто процентов чиновников, с которыми общался, не должны занимать столь ответственные должности. Об этом, собственно, в доверительной обстановке он доложил вице-спикеру и сдал всех неугодных под счёт и пофамильно.

По закону Иван Иванович имеет право на оздоровление не чаще одного раза в два года. Но с этой нормой мужчина не то чтобы не согласен, она до него не доходит, он её не понимает и отказывается принимать. Ивану Ивановичу и в других сферах жизни не очень-то важно, что написано в законах. У него уникальная настойчивость, крепкая глотка и большой опыт хождения по власть имущим мира сего. Противостояние он с лёгкостью готов объявить кому угодно. Таков его стиль жизни, подкреплённый, к слову, партийной работой в прошлом.

Похоже, что пришло время представить третьего «героя» нашего повествования – райжилкомхоз. Оказавшись между двух огней, коммунальники ведут себя непоследовательно: то мусорные контейнеры поставят, то уберут. Железобетонное основание под площадку сначала установили за домом, потом оттянули в сторону. Не исключено, что в настоящее время она вновь меняет место дислокации. Постоянно проводятся собрания жильцов, люди взвинчены.

С Елизаветой Егоровной, обратившейся в редакцию, мы договорились встретиться у её дома. Я намеренно попросила женщину собрать единомышленников, ведь выступает она от лица всех жильцов: хотелось бы услышать глас народный. К установленному часу чуть в стороне от дома меня ждала Елизавета Егоровна и… её соседка, которая, завидев фотоаппарат и диктофон, общалась со мной преимущественно спиной. Насколько я поняла, у женщины нет чёткой позиции по «мусорному» вопросу, просто в группу поддержки она вызвалась по-соседски.

«Как вы уже достали! Только люди успокоились, опять ходите! – это уже реакция на фотоаппарат проходившего мимо жильца дома. – Фотографирует она… Что толку? Когда эти разборки закончатся? Здесь уже давно надо ставить жирную точку!»

Согласна: точку ставить надо. Думаю, рано или поздно райжилкомхоз всё же придёт к окончательному решению, перестанет тягать мусорную площадку вокруг дома, нервируя неопределённостью целый многоэтажный дом.

Какой вариант оптимален для героев нашей публикации? НИКАКОЙ! По большому счёту их не интересует ни мусор, ни площадка, ни всё, что с этим связано. Им важно ПОБЕДИТЬ друг друга. Победить любой ценой!

В повести у Гоголя Иван Никифорович и Иван Иванович до самой старости тратили деньги и силы на «чернильных дельцов», доказывая правоту в Палате. А та всё это время сообщала, что «дело решится на следующей неделе и в мою пользу». Сильно постаревших героев автор покинул, обуреваемый тяжёлыми размышлениями: «Скучно на этом свете, господа!»

Очень хочется надеяться, что у нашего повествования будет иной, более разумный финал. И в споре победит тот, кто найдёт в себе силы его прекратить.

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети