Общество

2786

История из жизни речичан. Второй шанс для Васи Ковалевича

 +

Есть люди, которые, кажется, не жизнь живут, а остросюжетный сериал. Они как будто родились главными героями кино, и диву даешься, как у них получается сохранять среди всех треволнений и приключений – злых и добрых – присутствие духа, вставать, отряхиваться и идти дальше. Если бы я не знал этого человека лично с тех пор, как мы вместе ходили пешком под стол, никогда бы не поверил, что такое бывает в реальной жизни. Уместить тридцать лет в четыреста строчек – задача нетривиальная, но попробуем.

 

Детство

Родители у Васи* были люди религиозные: ходили в церковь, помогали восстанавливать Свято-Успенский собор. Отец, правда, иногда с религией перебарщивал: телевизор выбросил как сатанинский алтарь, паспорт с номером брать не захотел, а потому перебивался натуральным хозяйством (корова, обширный огород), случайные заработки позволяли сводить концы с концами. Мать работала на обычной работе.

Ковалевич-младший всей душой любил природу: игры в индейцев, рыбалка, грибы, выпас коров – всё это было его страстью. В школе тоже учился кое-как. Без особого интереса, если быть честным. Успеваемость была средняя и даже чуть ниже: несмотря на вдумчивость и явные творческие способности, сидеть за партой ему было откровенно скучно, оттого и отметки в дневнике родителей порой не радовали. При этом с удовольствием читал толстенные книжки, отлично рисовал, слушал классическую музыку. Сначала – Бетховен, следующий – Цой, потом – Михаил Круг. Разносторонний человек.

Детство для Васи закончилось, когда мама не выдержала тяжелого отцовского характера и уехала к старшей дочери в один из городов Сибири. Шел девятый класс, нужно было решать с поступлением. И Ковалевич решил: дальше он учиться не будет. Нет, и всё. Никаких ПТУ, старших классов, техникумов. Вольный казак!

Вольность в подростковом возрасте – штука опасная. То ли на строительных шабашках, то ли во время своих вылазок на природу Вася познакомился с компанией парней и девчат: на первый взгляд веселые, простые, они могли у костра попить пива или выкурить «косяк». Это казалось чем-то невинным, само собой разумеющимся…

Тем более другая компания, из детства, с которой вместе строили Успенский собор и играли в индейцев, сама собой начала распадаться: люди поступали, уходили в армию, женились. Ушел в университет и я, и на некоторое время связь с Васей потерял.

Перелом

Будучи парнем рукастым, Ковалевич по достижении восемнадцати лет взялся ездить на заработки. Получил «корочку» маляра-штукатура и вместе с бригадой таких же молодых работяг поехал в Москву. Работать он умел, деньгами пользоваться – тоже. Их хватало и на комфортное житье-бытье, и на помощь маме, которая вернулась обратно ухаживать за своей больной матерью.

Ну, и компания, конечно: встречи, пирушки, выходы на природу, пиво, марихуана… Ровно до того самого момента, как один из друзей-товарищей по известной только ему самому причине не решил рассказать сотрудникам правоохранительных органов, что у Васи Ковалевича дома иногда водится травка. Не так чтобы часто и не так чтобы много, но… Но этого вполне хватило на то, чтобы завести дело.

Безобидный, казалось бы, способ расслабиться после тяжелой вахты чуть не отправил Васю в тюрьму. Закон есть закон! Однако, поскольку наркоторговлей Ковалевич не промышлял и в целом честно признался, что иногда употребляет коноплю, но ни в коем случае никому не продает ее за деньги, суд проявил гуманность. Парня ждала «химия» – учреждение открытого типа в Мозыре.

Мы с братом как могли поддерживали его, узнав о тяжкой жизненной ситуации. Посылали посылки, пару раз приезжали в соседний районный центр проведать, пообщаться. Вася не унывал: работал на стройке, о своих товарищах по несчастью отзывался сдержанно – обычные мужики, которые оступились. Многие на «химии» сидели за ДТП, неуплату алиментов, еще какие-то мелкие грехи. То есть никакой криминальной школы он не проходил, вел себя прилично. А еще освоил искусство татуировки. Никаких партаков и наколок, а очень красивые художественные работы. В общем, старался проводить время с пользой даже в таких сложных условиях и в итоге вышел по амнистии, раньше срока.

Подножка

В Речице найти работу после освобождения не удалось, он снова начал ездить в Россию вахтами. В один из приездов познакомился с совсем юной девушкой по имени Оля. Может быть, это прозвучит слишком пафосно, но между бывалым молодым мужчиной и вчерашней школьницей вспыхнула любовь. Не верите? Читайте дальше.

Это новое светлое чувство ошеломило и ошарашило Василия, он честно признавался – испугался! И едва снова не ушел в пике, снова загулял всё с той же компанией, хотя и знал: гнилые это люди.

Тем не менее доверие и восхищение, терпение и забота от красивой молодой девушки заставили его задуматься о своем образе жизни, здорово переосмыслить многое. Чтобы взять паузу, разорвать замкнутый круг, рванул в тот самый сибирский город, к сестре. «Обустроюсь – заберу тебя,» – сказал он Оле. И она поверила.

Там, среди морозных таежных просторов, он подвизался в кафедральном соборе, работал при церкви, помогал по ремонту, строительству. Искал подходящие варианты с жильем. И вдруг из родной Речицы приходят сразу две новости, одна круче другой: Василий Ковалевич в розыске, Оля беременна.

Решение

Это было как удар грома. Как в розыске? Он ведь за все свои грехи вроде как понес ответственность, отбыл положенное! Оказалось, снова в дом приходила милиция, и за наличником двери был найден «косяк» с марихуаной, лежавший там невесть с каких времен. А еще ржавая немецкая пулеметная лента времен Великой Отечественной войны.

Друзья, возможно вы заметили, что теперь на сайте публикуются не все «газетные материалы». Так будет и далее. И если вы хотите читать все самое интересное в электронном варианте, вы можете купить цифровую версию газеты (или подписаться) по ссылке ниже. Стоимость 1 электронного экземпляра всего 1 рубль.
https://belkiosk.by/dneprov

Подписаться на бумажную версию газеты:
https://dneprovec.by/subscribe.html

Вася притащил ее домой еще лет в тринадцать, и в первый визит милиции, несколько лет назад, она никого не интересовала: висела на цветочном горшке, на ней даже отдыхал кот, и имелись фото, которые это подтверждали. Но поди ж ты, экспертиза показала, что два патрона в ней могли быть использованы для произведения выстрела! Подумать только: оружие, наркотики… Рецидив.

С одной стороны, там, в далекой Сибири, его вряд ли смогли бы обнаружить. С другой стороны…

– Лучше я отсижу столько, сколько придется, но потом смогу взять на руки своего ребенка, чем буду всю жизнь прятаться!

Он возвращается в Беларусь, созвонившись с адвокатом. Едет сначала в наркодиспансер, где сдает анализы, которые показывают, что об употреблении каких бы то ни было дурманящих разум веществ речь не идет давно, а потом сдается в руки правосудия. Я уж не знаю, что подумали наши речицкие милиционеры, когда он заявился в РОВД, но явно эмоций был целый спектр.

Суд и наказание

Я присутствовал на суде над Ковалевичем. Он тогда впервые увидел своего ребенка сквозь прутья решетки – Оля показала ему сыночка через дверь в зал заседаний. Вася плакал, ей-Богу. Я тоже сдерживал слезы.

Пересказывать весь судебный процесс, пожалуй, не стоит. Скажу только, что прокурор запросил шесть лет тюрьмы, упирая на тяжесть статьи. Формально обвинитель был прав: оружие и наркотики, рецидив.

Адвокат же привел в качестве аргументов фото котика, сидящего на пулеметной ленте, справку от нарколога, явку с повинной и ребеночка за дверью. Последнее слово подсудимого звучало в полной тишине:

 – Я встал на путь исправления. У меня появился шанс на новую, лучшую жизнь. Да, я испугался и решил найти себя, обратившись к Богу. Однако прошлое меня снова настигло и потребовало ответа. Не дайте ему утянуть меня назад. Не лишайте меня свободы, дайте возможность видеться с семьей, помогать им материально…

Судья слушала его, внимательно глядя парню в глаза. Не знаю, что она думала в тот момент. Но приговор был достаточно мягким: два года «химии» с учетом того времени, что Ковалевич провел в СИЗО.

И две недели до начала исполнения приговора он мог провести дома с невестой и сыном. Вася был чертовски счастлив, вот что я вам скажу!

Мы гуляли вместе с детьми на плечах, и он совершенно не собирался сдаваться. С Олей они сразу подали заявление в ЗАГС без всяких сомнений. Девушка она невероятная. Просто представьте, что ей стоило сохранить ребенка, не пойти на аборт вопреки мнению родных и близких. Это какая вера в своего избранника должна была быть? Какая любовь?

 

И эту веру Вася оправдал. Находясь на «химии» в Гомеле, он работал на трех работах, изо всех сил стараясь обеспечить жену и сына, которые даже сняли там квартиру, чтобы быть ближе к отцу, чаще видеться и проводить как можно больше времени вместе.

Более того, оказалось, что молодая пара и вовсе не собирается останавливаться на одном наследнике: срок закончился не только у Васи, буквально сразу же после освобождения мужа Оля родила дочку. Фантастика!

И что же с ними теперь? Теперь Вася, Оля и их дети живут в отцовском доме, в Речице: разделили его на две половины, для себя и счастливого дедушки, который во внуках души не чает и, кажется, даже слегка спустился с небес на землю. Ковалевич – мастер на все руки: уже поставил окна ПВХ, зашил стены гипсокартоном, оборудовал санузел и все удобства, необходимые для того, чтобы растить и воспитывать детей. Работает водителем погрузчика на крупном градообразующем предприятии, получает неплохую зарплату. Читает детям вслух толстенные книжки и ставит классическую музыку вперемешку с регги и Высоцким.

И всё у них будет хорошо!

* Имена героев статьи изменены

P. S. Любовь к рыбалке и природе никуда не пропала. Так уж вышло, что Вася за последние два года спас две жизни: вытащил из-подо льда провалившихся любителей зимней рыбалки. Бог знает, успел бы им кто-то помочь или нет, если бы судья тогда вынесла приговор по рекомендации прокурора и Ковалевич до сих пор сидел бы в тюрьме…

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity