Спорт

5317

История 46-летнего Юрия Черношея из Жмуровки Речицкого района, который поставил цель пробежать 210 км за 24 часа

 +

Юрий живет в деревне недалеко от Речицы и бегает ультрадистанции. Он рассказал, каким выдался последний старт на московском сверхмарафоне.

Юрий Черношей состоит в речицком клубе любителей бега «Росинка»
Юрий Черношей состоит в речицком клубе любителей бега «Росинка»
 

Суточный бег – это артхаус

Май 2022-го, Москва. На состязание «Сутки бегом» приехали 146 спортсменов. Все из России и только два из Беларуси, в том числе 46-летний Юрий Черношей.

Юрий никогда не занимался спортом, даже в футбол со сверстниками в юности не играл. Семь лет назад вышел на спонтанную пробежку. Он не использует приложения, которые отслеживают активность атлетов и прочие современные примочки. За дистанцией следит по дорожным табличкам на трассах. Не измеряет пульс – отталкивается только от собственных ощущений.

В суточном беге в отличие от марафона время фиксированное, а километры – нет. Перед спортсменами стоит понятная цель: за 24 часа пробежать как можно больше.

– Суточный бег отношу к авторскому кино, артхаусу. Он не для широкого круга людей, – объяснил речичанин. – Есть эстеты, которые следят за суточным бегом и видят, как меняется спортсмен за сутки, как он питается, что говорит тренер. Часто это увлекательно и драматично.

На «Сутки бегом» приехали и профессиональные спортсмены с командами помощников. Черношей прибыл один. Свой городок обозначил государственным флагом. Заранее попросил знакомых поддерживать и высылать мотивирующие смс. В Москве поставил перед собой цель побить личный рекорд трехлетней давности (191 километр 450 метров) и выполнить разряд кандидата в мастера спорта Беларуси (210 километров). Это гиперсложная задача. Во-первых, Юрий – непрофессионал, есть риск получить травму и сойти. Продвинутые ребята на подготовку к суточному забегу выделяют минимум восемь недель, у Юрия было всего шесть. Во-вторых, ему за 40. Тело стареет, чтобы прибавлять, требуются усиленные тренировки.

Дальше Марса

«Кто-то свыше решил, что мне нужно бегать», – Черношей относит себя к фаталистам и верит, что его судьба была предрешена. Работает в Пригородном яслях-саду Речицкого района, живет в Жмуровке, небольшой деревне возле Речицы. Ведет подсобное хозяйство и впервые вышел на пробежку потому, что в межсезонье почувствовал нехватку физической активности. Тогда преодолел два километра, стал прибавлять и уже через год покорил первый марафон.

– Меня заметили и предложили попробовать ультрадисциплины. Согласился, подготовился и в 12-часовом забеге пробежал 102 километра, – отмечает Юрий Черношей. – Дальше пришел к суточному бегу. Понял: чем больше дистанция, тем меньше участников. У нас на состязаниях иногда не собирается и сто человек. Возможно, потому что суточный бег почему-то называют одним из самых экстремальных видов спорта.

Черношей, правда, не видит опасности в такой дисциплине, хотя признает, что нагрузки на мышцы, суставы, сухожилия колоссальные. Бегун после такого старта теряет около четырех килограммов веса. Это 12 тысяч калорий, что в пять раз больше, чем среднестатистический человек потребляет за день. Перед стартом Юрий не сбрасывает вес, а, наоборот, набирает массу, чтобы организму было что сжигать. Восстановление обычно длится около трех месяцев, поэтому профессионалы участвуют в суточных забегах не более двух раз в год.

Речичанину, как и большинству людей, комфортнее бежать от точки до точки, чем по кругу на стадионе. Юрий на своих двух отправлялся из Речицы в Лоев – более 60 километров в одну сторону. Воспринимает это как тренировку и небольшое путешествие. Рассказал, что пробегал мимо населенных пунктов с интересными названиями: миновал Усход и двигался дальше Марса до Лоева. Обращал внимание на инфраструктуру и не забывал о досуге, в частности, увидел новый свинокомплекс, посетил Музей битвы за Днепр. А на Пасху бегал к родне в сторону Гомеля в качестве ночной тренировки. Посидел с близкими людьми за столом, поспал и домой. Самый большой набег за месяц у Юрия составлял 450 километров. Говорит, это детский уровень. Соперники делают минимум 800–1000.

Не сойти с дистанции или с ума

Вернемся к московскому состязанию. Юрий описал одну из первых трудностей, которая связана с монотонностью и нагрузкой на вестибулярный аппарат.

– Мы бегали по 400-метровому стадиону. Знаю, некоторые спортсмены умеют сосредотачиваться на одной точке. Концентрация настолько сильная, что у атлета создается впечатление, что он якобы не бежит. Такое далеко не каждому дано, это что-то из области фантастики, – рассказал собеседник. – Чтобы нам было проще, организаторы каждые четыре часа меняли направления движения. У дорожки садились ведьмы и били в барабаны, а мы бегали вокруг и следовали в обратную сторону. Возможно, костюмированное шоу нужно для снятия эмоционального напряжения. Ведь мы как белки в колесе: перед глазами одна и та же картинка, которая повторялась каждые четыре минуты. А мне предстояло сделать более 500 кругов.

Тем не менее у Юрия был опыт суточного бега на стадионе, например, участвовал в чемпионате мира во Франции. В Москве же было разрешено лечь поспать, в отдельном зале стояли палатки. Но с отдыхом результат не покажешь: после него почти невозможно настроить себя на высокие нагрузки. Черношей практически не останавливался, даже в туалет многие суточники не ходят: желудок пустой, а жидкость выходит с потом.

Вторая проблема во время забега – питание. Брать еду можно было либо на столе организаторов, либо на собственном. Юрий уделил много внимания этой теме до старта, поскольку узнал, что к сходам часто приводит неумение пить и есть в движении. Организму так сложно усваивать пищу.

До забега он начал тренировать питание во время быстрой ходьбы. К слову, свой рацион называет полунатуральным. Когда тренируется, ест нежирную свинину, хрюшек выращивает сам. На соревнования привозит почти все свое: не любит продукты из магазина или спортивное питание. Хотя профессионалы используют гели, протеин, витамины – нужно быть легким и быстро получать энергию. Столы таких атлетов похожи на мини-лабораторию, у Юрия – на семейный перекус. Он привез в Москву овсяную кашу, домашнее сало, консервированные огурцы, молоко, пряники. Даже не пьет обычную воду или кофе. Сушит малину, липу, мяту – предпочитает травяные чаи или компоты, морсы, цикорий. В авторском подходе есть минусы: бегун получает энергию из продуктов не мгновенно, а через несколько часов. Но спортпит раздувает бюджет. Поездка в Москву обошлась почти в 600 рублей, спортивное питание по всем рекомендациям стоило бы еще 500.

Одному справиться с приемом пищи во время соревнований сложнее, необходимо остановиться, чтобы положить кашу или налить молоко. Юрию повезло, белорусский флаг увидел уроженец нашей страны и предложил помощь. Неравнодушный парень живет в России, тренирует ребят и ассистировал на состязании двум атлетам. Взял третьего – стал помогать Черношею, это экономило речичанину время.

Пусть будет первым батя

К половине от общего времени Юрий почувствовал, что силы покидают. Накрыла тотальная усталость, за час он преодолел только два километра.

– Стоило раньше себя корректировать. Я выбрал неверный темп и неравномерно распределил силы, – вспоминает речичанин. – Хотел улучшить свой личный рекорд в 12-часовом забеге, поэтому рванул. Сделал 118 километров и едва не сломался. Это была ошибка. Даже проатлеты говорят, что после половины суток нужна перезагрузка. Но я устал не столько физически, сколько морально. Думал, что больше не могу.

 

Юрий был на грани схода. В этот момент ему пришло смс от болельщиков Vincere aut mori, что означает «победить или умереть». «Пусть будет первым батя мой!» – еще больше сил придали именно теплые слова от дочери из Минска. Его это мгновенно приободрило.

Забег подходил к концу, за полтора часа до финиша на небе появились тучи. Казалось, начнется дождь. Иногда он облегчает забег – освежает спортсменов. Но в этот раз пошел ледяной ливень.

– Потом зарядил град, зеленую траву покрывал белый слой льда. Он бил по телу, голове, ушам. Никто не заставлял нас продолжать, но тогда я остановился бы на 190 километрах и не улучшил свой результат. А зачем 22 часа старался? – пояснил собеседник. – Остался на дорожке, шлепал по лужам, бежать не мог, шел пешком. После еще два часа не получалось отогреться, на- столько замерз. Но этот забег, невзирая на результат, считаю удачным. Даже ни один ноготь не сломал и мозолей не натер.

Преодолел за 24 часа 203 километра 841 метр – меньше цели, но отличный результат для любителя. Интуиция подсказывает, на этом Черношей не остановится.

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity