Общество > Персоналии

4446

Родом из разведки: слово и дело речичанина Виктора Гериловича

 +

Этот материал готовился для рубрики «Люди труда», в которой мы рассказываем о рабочих людях района, добившихся успехов на производстве, авторитета в коллективе, уважения от руководства. Однако уместить рассказ героя этой статьи в такие узкие рамки – значит, сильно согрешить. Виктор Герилович работает в Управлении полевых сейсморазведочных работ ПО «Белоруснефть», при этом является председателем районной организационной структуры Гомельской областной организации Белорусского общественного объединения ветеранов военной разведки и на этой должности принимает участие в мероприятиях военно-патриотической направленности, работает с молодежью. А еще покоряет небо. За прошедшие два года на его счету восемь прыжков с парашютом! Но обо всём по порядку.

 

Север

– У нефтяников я работаю с 1991 года, устроился летать на Север сразу после армии. Тогда начальником Тампонажного управления был Александр Радыгин, именно к нему мы с одноклассником и обратились по вопросу трудоустройства.

В армии я служил радистом, и вариантов у меня было несколько, например, через порт в Клайпеде устроиться на корабль. Говорили, зарплаты там хорошие, и радист на корабле – второй после капитана. Но, взяв с собой характеристику, которую получил в армии, я всё-таки пошел к Радыгину. Он сказал: вахта прилетает с Севера через две недели, с ней вернется северное руководство, тогда наш вопрос и решится. Товарищ мой ждать не стал, пошел работать в милицию, а я дождался. Так и попал на работу в Тампонажное управление затарщиком – грузить цемент на смесители для заливок.

Мороз, пыль, респиратор… Люди работали здесь поколениями, характеры у всех были разные, однако отношения постепенно получилось наладить.

Я трудился в Тампонажном цеху на Севере, пока он существовал. Потом предприятие перешло к другому собственнику – российской компании, и его структура и владельцы постоянно менялись, поэтому у меня в трудовой книжке много записей, хотя место работы я не менял.

Город Радужный, Западная Сибирь: туда мы прилетали на самолете, а до месторождения – еще двести километров по бетонке. По меркам Сибири – недалеко. После бетонки по кустам, по накатанным дорогам, часто нас приходилось встречать тягачам, чтобы дотащить до буровой.

Когда начался полный развал предприятия, я уже работал на ямобуре – тракторе МТЗ-82, увольняться не хотел: холостой был, здоровье позволяло. Но пришлось. Фактически некоторое время мы с одним товарищем были на положении «бомжей»: зарплату ждали месяц, денег не было, чтоб уехать, ночевали в пустой квартире на матрасах… Если бы не одна белорусская семья, которая всё это время кормила нас, не знаю, как бы выжили. Татьяна, учительница, и Сергей, вахтовик, жили в Радужном постоянно. Я даже не помню, как мы с ними познакомились, но они постоянно приглашали нас поесть. Сейчас вспоминаю их с большим теплом и благодарностью – мир не без добрых людей! Ждали не только мы: самолет с деньгами из Москвы никак не прилетал, зарплаты не платили всему городу!

Говорят, тех ребят-вахтовиков, что жили в общежитии, просто ограбили, когда они возвращались из банка с деньгами. Какие-то бандиты в масках, колготках на голове… В общем, лихие девяностые во всей красе.

Сейсморазведка

– Вернувшись в Беларусь, я недолго работал в колхозе «Советская Белоруссия». Нашлось место в сейсмопартии, которая стояла в деревне Ивановка, это был 1996 год. Правда, временное, всего на полгода. Тогда наше Управление в первый раз выехало на площадные работы с французским оборудованием Sercel. Устраиваться временно было делом рискованным: тогда с работой вообще были трудности, но удалось мне себя зарекомендовать неплохо, и Сергей Васильевич Пожидаев, под чьим руководством я имел честь работать, обещал оставить на постоянной основе. Так в итоге и получилось.

Кажется, это было суждено – служил в разведке и работаю там же. Интересный факт: мои родители тоже трудились в сейсморазведке в конце шестидесятых годов, там и познакомились, и поженились.

Помню свою первую машину на новом месте работы: этот автомобиль сразу пришлось тащить на капремонт в Гомель, в таком он был состоянии. За месяц я его починил, и с тех пор тружусь в Управлении сейсморазведки водителем – целых двадцать пять лет!

За это время на предприятии произошли глобальные перемены, и совершенно точно – в лучшую сторону. Вырос объем работы: раньше было восемь активных линий, сейчас – сорок! Отрабатываются огромные площади, на которых происходят разведка и уточнение расположения нефтяных месторождений. Для этого стреляем пикеты, то есть: бурятся скважины, в них закладывается взрывчатка, производится подрыв, с помощью специального оборудования показатели вызванных упругих колебаний считываются, и по ним определяется, что собой представляют земные недра в конкретном месте.

Что касается непосредственно моей водительской работы – недавно поступили новые машины ГАЗ «Садко NEXT» – очень комфортабельные, проходимые. Такая техника помогает справиться с высоким темпом труда на предприятии, который особенно ускоряется в сезон сельскохозяйственных работ: приходится плотно взаимодействовать с нашими аграриями, стараться и свою работу выполнить, и посевной-жатве не помешать.

Атмосфера у нас особая: взаимовыручка, товарищеский дух – на первом месте. С этим я столкнулся сразу, как только пришел в Управление работать. Помню своих старших коллег, топографов, они ко мне относились как к родному сыну, по-другому и не скажешь. Садимся обедать – всегда чем-то угощают, отказ не принимается, отговорки типа «уже пообедал» тоже. Мол, молодой растущий организм – кушай!

Сейчас тоже молодежи уделяется много внимания, мне кажется, для них все дороги открыты: покажи себя толковым специалистом, и карьерный рост будет! Ну, и ту самую дружную семейную атмосферу стараемся поддерживать, как без нее? Работа у нас не кабинетная, в поле, если не поторопишься на помощь товарищу, который, например, в лесу застрял, как потом на себя в зеркало смотреть будешь?

Так и получается, что большая часть жизни проходит на работе! Специфика такая: нужно дострелять пикеты – значит, будем достреливать, несмотря на время, на форсмажоры и погодные условия. Для нашего поколения – это образ жизни, мы привыкли к такому ритму. Молодые, бывает, приходят и не выдерживают работы на жаре, в холоде, пыли… Остаются самые крепкие.

Мотивирует, конечно, семья – жена, сыновья. У них своя дорога, но горжусь я ими сильно: старший работает в «Росатоме», строят в Египте АЭС, младший служит в армии – в разведке!

Ну, и зарплата по речицким меркам у нас неплохая – чем не мотивация?

Военно-патриотическое воспитание

– Срочную службу я проходил в Германии, 3-я отдельная бригада специального назначения ГРУ – специальная разведка. До армии я уже болел небом: в ДОСААФе у меня было три прыжка с парашютом. Во время службы совершил еще десять. Было бы больше, но попал под вывод войск в СССР: нашу часть переводили под Самару, суета, неразбериха – потому больше и не прыгали.

Ну, и в гражданской жизни было как-то не до парашютов: работа, семья… Но в 2017 году в Гомеле была создана областная организация Белорусского общественного объединения ветеранов военной разведки. Заместитель председателя этой структуры Владимир Карась – мой хороший знакомый, сослуживец по бригаде – «трёшке». Хотя в армии мы не пересекались, он всё-таки офицер. Предложил мне вступить в их организацию. Я даже возмутился поначалу: ну какой из меня ветеран? В боевых действиях участия не принимал, просто служил срочную. Да и возраст не очень ветеранский: на тот момент мне и 50 не было.

Однако, узнав о том, чем занимаются ветераны-разведчики, понял: дело важное, нужное и необходимое. И потому согласился.

Главные направления деятельности – это военно-патриотическая работа с детьми и молодежью, увековечивание памяти погибших на территории Гомельской области героев-разведчиков. Уже три школы на Гомельщине носят их имена!

Мы проводим мероприятия, встречи со школьниками. На прошлой неделе были в Заспенской школе (не в первый раз), ездили и в Леваши, и в другие учреждения образования с показательными занятиями. У нас есть неплохая материальная база: парашюты Д-6 серии 4, благодаря сотрудничеству с кадетским училищем привозим макеты автоматов Калашникова для тренировки неполной сборки-разборки, муляжи гранат Ф-1, РГД. Дети в восторге! Это ведь всё можно пощупать, посмотреть.

А еще удалось вернуться в небо! В Могилевском аэроклубе есть возможность совершать прыжки с парашютом, и мы этой возможностью пользуемся. Хороший пример заразителен: со мной стали ездить даже коллеги по работе, которые с нашей ветеранской организацией никак не связаны. За два года на моем счету уже восемь прыжков, итого – пока двадцать один! Снова полететь после такого долгого перерыва было немного страшновато. Но что такое страх? Это естественная реакция, только мертвые не боятся. Тем более обучение и инструктаж в аэроклубе очень четкие и продуманные, все этапы детально раскладывают по полочкам и объясняют опытные инструкторы.

 

Конечно, уделять время парашютам и общественной деятельности в ветеранской организации получается не так много, как хотелось бы. На первом месте
работа и семья!

Но у каждого в нашей ветеранской организации есть понимание: детьми нужно заниматься! Если к ним не придем мы, не будем с ними разговаривать, своим примером показывать правильные вещи – у них будут другие авторитеты и ориентиры. Детская психика очень пластична, у большинства ребят нет базового багажа знаний, какой-то основной жизненной философии – и мы, насколько можем, пытаемся этот вакуум заполнить. Понятное дело: не все они будут разведчиками, и не все даже в армии будут служить, но если наше дело, наш пример хотя бы одному из сотни поможет вырасти настоящим гражданином, патриотом, просто хорошим человеком, тогда всё это не зря!

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity