Общество > Сельская жизнь

7522

Деревни Речицкого района. Горивода: поверья и легенды необычного края

 +

Когда речь заходит о Гориводе, а точнее об истоках возникновения её названия, на первый план выходит версия о появлении здесь нефти и её перманентном возгорании.

 

Местные жители, с которыми довелось пообщаться на прошлой неделе, высказали еще два возможных варианта происхождения названия деревни. Но об этом немного позже.

Михаил Иванович Мороз стал первым из местных жителей, кого довелось встретить. Мужчина шел по заснеженной улице, держа в руках свежий номер газеты «Дняпровец». Значит, как пела известная в 90-е годы прошлого века группа, «нам сюда дорога».

Михаил Иванович проживает в Гориводе с 1940 года, с первого дня своего появления на свет. Его жена Валентина Михайловна переехала сюда в 70-х годах прошлого века, но успела полюбить эти края всей душой. Родилась она в Новоселках Петриковского района. Училась в Речицком зооветеринарном техникуме. В Гориводе (тогда здесь еще был совхоз «10 лет Октября») проходила практику.

Валентина Михайловна и Михаил Иванович Мороз
Валентина Михайловна и Михаил Иванович Мороз

«Жила на квартире у бабы Кати, – рассказывает Валентина Михайловна. – С Михаилом знакома не была. Но хозяйка решила нас познакомить. Под предлогом приглашения на свежину он зашел к нам. Так мы и сошлись». И вот они уже 52 года вместе.

Работала Валентина Михайловна в совхозе ветврачом-фельдшером. Была бригадиром. С 1972 года и практически до выхода на пенсию верой-правдой служила делу своей жизни. С теплотой вспоминает работу под началом Василия Васильевича Хлебина. «Это наш самый любимый руководитель, – отмечает она. – Много директоров сменилось, но более преданного сельскому хозяйству, чем Хлебин, не было. Понапрасну никогда никого не обидел. Болел душой за дело. У него даже фамилия свидетельствовала о любви к земле, к сельскому хозяйству».

Михаил Иванович практически всю свою трудовую жизнь проработал электриком. Обеспечивал бесперебойным светом не только Гориводу, но и близлежащие Молчаны и Коростень.

«Раньше зимы были снежные, не в пример нынешним, – вспоминает он. – Машины проехать не могли. Вешал монтажные когти на плечи, становился на лыжи – и вперед».

Дому, в котором сейчас проживают пенсионеры, более 200 лет. И это не просто желание придать объекту цифровую значимость. Когда делали ремонт, обнаружили под полом две пригоршни черного песка. Оказалось, это сгнившие дубовые штандары (вкопанные в землю колоды, на которые кладут нижние брёвна сруба). И чтобы они дошли до такого состояния, нужно как минимум два столетия.

Все близлежащие к ним дома по улице Мира стоят на болоте. Когда сосед копал колодец, то на глубине трех метров обнаружил камыш толщиной в палец.

Воспоминаний такого толка у Михаила Ивановича в достатке. «Когда в детстве играли в войну, за огородом копали блиндаж и выкопали деревянную лодку, которая начала рассыпаться в руках. Значит, была здесь раньше большая вода», – рассказывает он.

А вот еще история. «Как-то по весне, когда земля еще была замерзшая, пригрело солнце. Воды во дворе было по фундамент. Пока сбегал за ломиком, лопатой и топором, чтобы попытаться куда-то спустить воду, она вся сошла. Земля замерзшая, а воды нет. Начал искать и обнаружил воронку возле дома. Опустил я туда двухметровую палку, дна не достал. Прибил к ней двухметровую рейку и тогда только достал до дна».

– Так а название у деревни благодаря нефти появилось?

Валентина Михайловна:

– Это только одна из версий. За овощехранилищем есть небольшая горочка, возвышенность. На ней постоянно была вода.

Михаил Иванович:

– Там было выкопано два канала. Летом, когда все пересыхало, оттуда даже в засушливое время в березняк стекал ручеек. Однажды проезжавший трактор зацепил плугом кирпич: оказалось, это фундамент. Позже рассказывали, что там жил помещик, который после революции пропал. Еще долго там промышляли золотоискатели. Однажды на той возвышенности выкопали ямы для силоса. А когда понадобилось, открыли, а они полные воды. Поэтому одна из версий, что название может быть связано с водой, которая находилась на горе.

Валентина Михайловна:

– А я склоняюсь к тому, что на болоте в жаркую пору или во время молний воспламенялся газ. Люди по ночам видели огоньки. И под влиянием этого деревня получила свое название. Туда все боялись заходить. Существовало поверье: если зайдешь, назад уже не вернешься. Но дело было не в злых духах, просто люди успевали отравиться газом.

 

– После войны много людей проживало в Гориводе?

Михаил Иванович:

– У нас было 170 дворов. Люди держали много домашнего скота. В одной половине деревни было 80 коров, и в другой столько же. А сейчас на всю деревню одна корова. Жителей тоже немного осталось. Правда, появились дачники. У некоторых дворы на загляденье.

О самой войне воспоминаний у меня не сохранилось, маленьким был. Помню только, как по деревне проезжали студебеккеры. Лишь по воспоминаниям очевидцев могу что-то рассказать. Например, как водили местных жителей на расстрел в то место, где растет у нас сейчас сирень. Наша семья по счастливой случайности избежала гибели. Дед по приказу партизан подпалил единственный в деревне мост через болото. Утром немцы тут как тут. Выстроили во дворе бабушку, деда, мать и нас, троих детей. На счастье, местный староста вовремя зашел и о чем-то начал с немцами разговаривать. В этот момент открылся сарай, и оттуда начали вылетать куры. Немцы набросились на них и начали ловить. Набрали полные охапки и ушли.

Осталось в памяти еще одно только воспоминание. У нас во дворе немцы что-то ковали. Я выбежал в одной льняной рубашке по нужде, а немец мне раскаленным железом по ноге: до сих пор шрам остался.

Вообще жизнь пробежала незаметно. Но, если бы сказали прожить по-другому, не сумели бы. Никогда никому не завидовали. Жили своим трудом.

Все детство в Гориводе, у бабушки и дедушки на улице Мира, провела речичанка Любовь Хилько. Она с теплотой и заметной ностальгией вспоминает те времена, ставшие уже достоянием истории.

Любовь Хилько
Любовь Хилько

«Больше всего огорчает, что деревне, наверное, уже никогда не будет свойственна оживленность, царившая здесь еще несколько десятков лет назад, – отмечает Любовь. – Каждое лето было замечательной порой не только по причине школьных каникул. Ждали его, чтобы увидеться со старыми друзьями, приобрести новых. Не хватит пальцев рук, чтобы перечислить названия городов, откуда съезжалась молодежь. Целый день проводили на улице. Принимали пищу тоже на свежем воздухе, все вместе, дружно. Вечером нас не могли загнать домой. С утра до вечера рассекали по улицам Гориводы на велосипедах. Играли в догонялки, прятки. Тайком наведывались к соседям, чтобы полакомиться сочной черешней. Были частыми гостями на болоте (где нам, естественно, появляться было строго-настрого запрещено), собирали там камыш.

Ходили на главную деревенскую достопримечательность – гору, которую мы звали волчьей, и там, возле копанки, устраивали пикники.

Обязательно заходили на ферму, ведь бригадиром работала бабушка. Много времени проводили там и, как могли, помогали старшим.

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity